7 апр. 2017 г.

Усадьба городского главы Симанова Ильи Ивановича

(Годы правления: 1884-1894 гг.)
ул. Попова, 4

Фотографии сделаны в октябре 2015 года
 



















13 мар. 2017 г.

СМС роман

Всем абонентам сотовой связи посвящается!

Понедельник

прости меня пожалуйста. я тебя люблю. я никогда больше не буду таким дураком. я тебя очень люблю. давай поженимся. и у нас будут дети. и собака
Доставлено в 20.42
Вы ошиблись номером. Отправьте на правильный
Доставлено в 20.43

9 мар. 2017 г.

Улицы нашего города: 8 марта

Улицы нашего городка: гуляем по 8 Марта, которая носила имя Троцкого и помнит, как справлял Новый год Свердлов.

Одна из самых длинных и самых "исторических" улиц Екатеринбурга.

      Улица 8 Марта тянется на 6,5 километра от улицы Бориса Ельцина до Вторчермета, там она перетекает в улицу Титова, про которую можно почитать здесь: Улицы нашего города.
      Проехать всю улицу можно без пересадок на автобусе № 24. Для этого нужно сесть на остановке "Драмтеатр" и выйти на остановке "переулок Рижский". На всю поездку у вас уйдёт около 30 минут. Если поедете на автомобиле, то управитесь за 13 минут, можно и на метро, от станции "Площадь 1905 года" до "Чкаловской", но тогда по понятным причинам улицу вам не посмотреть, да и до конца не добраться. Пешком мы тоже гулять не советуем (слишком долго), только если по центральной части, но если решитесь, то на эту прогулку вы потратите 1 час 20 минут.

      Улица 8 Марта сменила несколько названий. Сначала она называлась Уктусская першпективная дорога, затем – Турчаниновская, в середине XIX века – Метлинская, с 1880-х годов до ноября 1919 года – Уктусская, а до 1928 года носила имя Троцкого.
    – После революции это стала одна из главных улиц – улица имени Троцкого, так как Ленин и Троцкий были соизмеримые личности. Но когда окончательно Лев Давыдович перешёл в оппозицию, стал опасным противником, то, естественно, быстро у улицы поменяли название и превратили её в улицу 8 Марта, – рассказал Е1.RU научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга и постоянный консультант нашей рубрики Евгений Бурденков.
      Сейчас 8 Марта – это всеми любимый праздник, Международный женский день (и выходной), а тогда эта дата имела вполне революционный настрой, и улица получила такое название как раз из этих соображений.
       Экскурсию начинаем с первого дома – № 1, здесь находится Дом старых большевиков, его построили в начале 1930-х годов, в то время он считался VIP-домом.

Продолжение статьи на сайте: Новости Е1.RU

22 февр. 2017 г.

Проект "5 книг"

Писатели – фронтовики, сами прошедшие по тяжелым дорогам войны. Их произведения позже назовут «лейтенантской прозой»...
Эти книги были созданы по горячим следам, по первым собственным впечатлениям…
  1. Борис Васильев (1924 - 2013) «А зори здесь тихие»
 
Он так вспоминал о том, как писал свою знаменитую повесть: «Дело происходит в сорок втором году, а я немцев образца сорок второго хорошо знаю, мои основные стычки с ними происходили. Сейчас такими могут быть спецназовцы. Метр восемьдесят минимум, отлично вооружённые, знающие все приёмы ближнего боя. От них не увернёшься. И когда я столкнул их с девушками, я с тоской подумал, что девочки обречены. Потому что если я напишу, что хоть одна осталась в живых, это будет жуткой неправдой…» Девочки погибли.
  1. Василь Быков (1924 – 2003) «Сотников»
Война для писателя началась в 1941 году. Тема войны – самая главная в его творчестве. Проза Быкова трагедийная и напряженная. Автор изображает не огромные массы войск, а конкретных людей или одного человека, но в трудной ситуации, в момент напряжения его духовных и физических сил.
  1. Константин Воробьев (1919 – 1975) «Убиты под Москвой»
Воробьеву достались самые тяжелые моменты фронтовой жизни: катастрофа октября – ноября 41 года под Москвой и плен. «Убиты под Москвой» увидела свет в 1961 году. Подводя итоги, автор пытался осознать истоки долгожданной Победы. Об этом его главный рассказ.
  1. Эммануил Казакевич (1913 - 1962) «Звезда»
​​​​​​​
Человек с необыкновенной биографией. Знание нескольких языков определяет воинскую специальность - разведка. Рейды в тыл врага, добывание "языков", получение необходимой для боев информации. Война для Казакевича стала поворотным моментом. Как сказал Александр Твардовский, прочитав его повесть "Звезда": «На войну ушел посредственный поэт, а вернулся с нее великолепный русский прозаик».
  1. Юрий Бондарев (1924) «Батальоны просят огня»
​​​​​​​
В октябре 1942 года после ускоренного курса обучения в пехотном училище младший лейтенант Бондарев принял участие в Сталинградской битве, а затем прошел дорогами Украины и Польши. Повести «Батальоны просят огня» и «Последние залпы» родились от живых людей, от тех, которых встречал на войне, с которыми вместе шагал по дорогам сталинградских степей.
Все произведения ждут вас на полках взрослого абонемента.

17 янв. 2017 г.


Путь от любимой книги "Исповедь книгочея, который учил букве, а укреплял дух" ВАДИМА РАБИНОВИЧА! к его стихам:

ЦАРСКАЯ ЛЬГОТА

Вот что рассказывал старый еврей
(Из кантонистов по деду),
Как в те далёкие времена
В царской армии было.

Если русский солдат погибал
(К примеру, Василий Петрович),
Фамилью его за так получал
К примеру, солдат Рабинович.

Зато сохранялась в списках полка
Русских фамилий наличность.
Правда, утрачивалась слегка
Еврейская идентичность.

Но если еврей-кантонист погибал,
То ФИО его мировое,
Даже и Чичикова не взбодрив,
Немедленно шло на списанье.

Древнее имя еврея того
Стиралось бесследно, бесслезно
С лица Земли. И с лица небес,
И потому беззвездно.

Зато, если всё-таки дуба давал
Титульный русский Петрович,
Фамилью его за так получал
Нетитульный Рабинович.

Лишь в Красной Армии отменена
Была эта царская льгота.
С тех пор в Рабиновичах так и хожу.
…Живите, Василий Петрович!

   ***
Из всего, что есть, пожалуй, 
Предпочтение отдам 
Трём божественным началам: 
Ева, Яблоко, Адам.

Добиблейское преданье,
Дело стародавних лет, 
Не подвластно пропаданью, 
Как закат или рассвет.

Если, змеем  подстрекаем,
К яблоку тянусь рукой, 
Если сын мой сущий Каин, 
Мальчик сероглазый мой, 
Если так же, как и прежде, 
Вкруг тебя и вкруг меня 
Кружат в сущности всё те же
Вечных истин имена, 
Значит, что-нибудь да стоят
Для безбожных наших дней 
Свет моральных тех устоев, 
Пафос тех больших идей. 
Время младости и счастья, 
И пустая голова... 
Где бы взять, хотя отчасти, 
Первородные слова?

Вглубь веков спущусь, до сути. 
И предстанут мне тогда 
Дева Золотые Груди, 
Солнце, Небо и Вода –
Мир, прекрасный, как вначале.. 
Повторяю по складам 
Заклинанье от печалей: 
Ева, Яблоко, Адам.



ПАМЯТИ
ВАДИМА РАБИНОВИЧА                                                                                                                        

В каждом дереве — скрипка
Потенциально звучит.
Есть алхимии крипта —
Храм же оной закрыт.
Но поэту возможно
Сущность храма познать.
Герб алхимии сложно
Будет над жизнью сиять.
Мистик, поэт, учёный
Соприкасался столь
С вечностью часто — юдоль
Нашу сочтя условной...
Лестницей ныне уходит,
Ведущей в недра высот.
Трудами своими угоден
Силе, что всем — оплот.
Александр Балтин                  2013

Вадиму Рабиновичу

Ушел внезапно, не прощаясь,
От нас Вадим.
Скажу, со многими общаясь,
Что он один
Сумел алхимию раскнокать,
При всем, при этом
Взаправду был "синицей ока"
Среди поэтов.
Ах, как он празднично и чисто
Слова расклевывал,
Был Рабинович футуристом,
И очень клевым.
Еще он был порой наивным,
Порой беспечным,
Шумел он благодатным ливнем,
Казался вечным.
И вот ушел сегодня ночью,
Собравшись с духом,
И стал он звездным многоточьем
Вселенским ухом.
18 сентября 2013                  

                                              Александр Кирнос